Спирит07
24.04.2010 в 22:23
Пишет Мира*:

Kyou Kara Maou # 2 Горький Путь Короля
Kyou Kara Maou # 2
Название: Горький путь Короля
Автор: Мира*
Бета: ,бетиться не будет
Фандом: Kyou Kara Maou
Пейринг: много всего, но пишется в итоге ради КонЮури
Рейтинг: PG-13 как минимум, а там дальше посмотрим...(На NC-17 даже не надейтесь)
Жанр: ООС всех героев, АU. Романс, Ангст
Размер: миди
Статус: в процессе
Дискламер: не мое
От Автора: автор выкурил много разной травы, скурил также стертые в порошок болванки с аниме, съел фиолетовые и оранжевые грибочки...
Прдепреждение: Потом не говорите, что я не предупреждала - ТУТ НЕТУ НИКАКОГО КАНОНА. ЭТО ПРОСТО МОЙ ЛИЧНЫЙ БРЕД!!!!!!

Горький путь Короля.

Прелюдия.

Дома было тихо. Только было слышно, как вода тихо плещется о стенки ванной. Шибуя Юури и Мурата Кен безмолвно стояли и напряженно смотрели друг на друга. В глазах обоих читались волнение, предвкушение и тщательно запрятанный страх. Авантюра, затеянная ими три года назад, подходила к своему логическому концу.
- Думаю пора, - чуть слышно прошептал Великий Мудрец Нью-Маккоку и шагнул в ванную.
Его Король, и по совместительству лучший друг, прерывисто вздохнул и последовал за ним. Резко нырнув, он запустил механизм перемещения, и они вынырнули уже в фонтане Дворца Истинного Короля.
Интересно у них получилось???

Действие первое. Возвращение или дорога длинной в три года.

Игнорируя удивленно застывших Конрада и Гвенделя (Гюнтер почему-то отсутствовал), Мао обратился с мучившим его вопросом к Вольфраму:
- Сколько нас не было?
Лорд фон Бильфельд, единственный посвященный в их грандиозные планы, лукаво улыбнулся и с непередаваемым удовольствием ответил:
- Ровно три недели!
Радостный смех Мао и его Мудреца заставил вздрогнуть братьев Вольфрама.
- Твои расчеты выше всяких похвал, мой Мудрец, - тихо и нежно прошептал Юури и ласкающим движением, почти интимно провел кончиками пальцев по щеке Кен-тяна, как любила называть Мурату его мама.
- Ради тебя, мой Король, я готов на все! – хриплым от переполняющих его эмоций голосом ответил Мурата и на мгновение позволил себе продлить столь редкую ласку, перед тем как отстраниться. В глазах обоих плескалось что-то глубокое и столь личное, что окружающие их невольно опустили в смущении глаза.
И никто кроме Юури и Мураты не заметил, как из-за колонны их прожигает разъяренный взгляд таких прекрасных сапфировых глаз Истинного Короля.
Понимающе посмотрев друг другу в глаза, они улыбнулись. Светло, радостно и дерзко. Первая интрига двадцать седьмого Мао Нью-Маккоку и его Великого Мудреца начала набирать обороты. Больше они оба не будут игрушками в руках судьбы. Пришла пора взять в свои руки Игру под названием Жизнь.
- Может быть вы соизволите объяснить, что здесь происходит, Ваше Величество? –Первым решился спросить лорд фон Вальде. – Ваш внешний вид и вообще…
Гвендель неуверенно взмахнул рукой, пытаясь этим жестом показать, что же он все-таки имел в виду. Юури с трудом удалось сдержать готовую расцвести ехидную усмешку. Таким растерянным и сбитым с толку своего Главнокомандующего он еще не видел. Но надеялся, что еще не раз увидит. Ему было чем удивить всех.
- Может быть и соизволю, - дерзко ответил юный Мао, выбираясь, наконец, из фонтана и с благодарностью принимая из рук Вольфрама полотенце. Рядом с ним также споро вытирался Мурата.
Изумленно распахнутые глаза Гвенделя и нахмурившийся Конрад, до сих пор хранящий молчание, были ему наградой. Конечно, добрый и наивный мальчик, которым он был еще три года назад, никогда бы не посмел так им ответить. Таким взрослым, мудрым, знающим много больше… Вот только за эти три года много чего произошло… И пусть для Нью-Маккоку прошло всего три недели, но Юури уже навсегда изменился. Придется его подданным привыкать к такому новому Мао. Потому что больше покидать свое Королевство он не намерен.
- Лорд фон Бильфельд, - официальным голосом обратился к Вольфраму Юури. – Прошу ознакомить здесь присутствующих с принятым нами месяц назад решением.
Вольфрам коротко поклонился и достал из кармана мундира сложенный вдвое листок. С преувеличенно серьезным лицом и глазами, наполненными искорками смеха, сообщил:
- Согласно этому документу, подписанному мной и Его Величеством, и заверенным Его Высочеством, мы сообщаем всем о расторжении нашей с Его Величеством помолвки. Отныне я всего лишь верный вассал своего Короля.
Снова легкий поклон. Несколько шагов, чтобы вручить листок опешившему брату. Столько же обратно. Счастливый взгляд и радостный вздох.
- Ну наконец-то! Я уже так устал играть в эту роковую ревность!
Мао понимающе хмыкнул:
- Да, играл ты чертовски убедительно. Знаешь, как на Земле надо мной подшучивал Мурата?
- И как? – В серьез заинтересовался Вольфрам.
- Подкрадывался сзади и во весь голос кричал: «Изменник!». За чем неизменно следовало мое моментальное превращение в Мао…
Вольфрам не выдержал и от смеха сполз на землю. Рядом примостился Мурата, вспоминая особо удачные моменты своих шуток. Юури смеялся вместе с ними.
Подождав пока все успокоятся, Мао протянул руку Вольфраму и предложил:
- Отныне и до конца времен друзья?
- Друзья! – согласился фон Бильфельд и крепко пожал руку своего Короля, давно и прочно ставшего ему другом и братом. Но к их взаимному сожалению не любимым.
- Предлагаю всем отправится в Замок Клятвы на Крови, - голосом не терпящим возражений предложил Мао. – У меня нет ни малейшего желания повторять свою историю всем заинтересованным лицам по несколько раз.
И вместе с Муратой и Вольфрамом направился к выходу. Но внезапно его окликнул пораженный голос Крестного:
- Юури, твои движения…
Только после этих слов все обратили внимание на плавную, грациозную словно у хищника походку Мао и его Мудреца. На то, как привычно висят по бокам в темных потертых ножнах мечи. На то, как привычно ласкают ладони простые без всяких украшений рукояти. На то, как в глазах отражается уверенность воина.
- Все как и ожидалось от лучшего мечника Нью-Маккоку, - вкрадчиво произнес Юури, положив ладонь на рукоять одного из мечей. – С нетерпением буду ждать нашего поединка, Крестный. Это будет… весьма познавательно…

***
Юури твердым взглядом обвел всех присутствующих в его кабинете.
Очаровательная Шерри, заинтересованным взглядом окинувшая повзрослевшего Мао. И что-то в ее глазах давало основание думать, что вскоре он может получить весьма откровенное предложение. Интересно, что у нас получится.
Аниссина явно оценивала его резко возросшую мареку и прикидывала, как это можно использовать в ее исследованиях. Ну уж нет! Я – Мао!
Йозак. Рыжеволосое чудо. Лучший шпион Нью-Маккоку. За манерами шута и паяца скрывается острый ум и щедрое сердце. Жизни не удалось растоптать его. В его сердце так давно живет лишь один образ. Ты прости, что был так слеп. Что ничего не видел за твоей маской. Но больше она меня не обманет. Я уйду с дороги. Не буду мешать вам. А со своим сердцем я разберусь сам…
Гюнтер, смотрящий на него влюбленным взглядом. Вот только не надо этой игры! Как будто он не видит, кто на самом деле владеет сердцем его советника. Неужели ему так нужно это притворство? Или уже просто вошло в привычку? Я помогу тебе понять твои собственные чувства.
Прекрасный Вольфрам, наконец-то ставший самим собой. Друг и брат. Тот, кто пойдет за ним до конца. Умный, проницательный, надежный. Отличный шпион и воин. Вот сколько лет они водили за нос всех в Нью-Маккоку. И в тоже время такой нежный и ранимый. Я буду хранить твое сердце и душу.
Конрад. Его Конрад… Всегда защитит и согреет. Раньше он понимал его лучше всех. Будет ли так и теперь? Когда он так изменился? Ведь мне так нужно это твое понимание и тепло... Мой Конрад… А мой ли?..
Гвендель. Серый Кардинал. Взявший на свои плечи ответственность за судьбу своей страны. И несущий этот груз до сих пор. Прости, что был так юн и беспечен. И не понимал, как много ты делал для меня и моей страны. Я разделю с тобой этот груз. Ты больше не один.

- Полгода назад по времени Нью-Маккоку мы с Муратой решили провести эксперимент по совмещению наших сил, - тихо начал рассказывать Мао, грустно смотря на своих слушателей. – Результаты превзошли все наши ожидания. Мы смогли увидеть то будущее, что нас ждет.
Удивленные, недоверчивые, шокированные лица. Рядом успокаивающее тепло друга. За что тебе такая судьба, Мудрец? За, что ты был так предан Шин-О, а теперь и мне? Почему только закончив свою цепь перерождений, когда у тебя наконец-то появился шанс прожить простую человеческую жизнь, ты вновь берешь на себя такой груз? Почему решил пройти этот путь вместе со мной?
- И что же вы увидели, Ваше Величество? – Как и следовало Главнокомандующему, Гвендель первым пришел в себя и начал задавать конструктивные вопросы.
- Война, Гвендель, - как-то обреченно ответил Мао, прикрыв глаза рукой от усталости. – Война с Великим Шимароном до полного уничтожения мадзоку как расы.
- Но Король Сарареги…
- Сара и Бериас будут убиты. Подозрение падет на Нью-Маккоку. Против нас объединятся не только люди, но и шиндзоку. Война будет идти на уничтожение.
- Но шанс есть? – с робкой надеждой произнес Гюнтер.
Вольфрам как-то совсем печально посмотрел на него и вместо Юури ответил:
- Эти двое уже сделали все возможное. Да и невозможное тоже…
- Ты все знал?.. – встрепенулся Конрад, с удивлением глядя на младшего брата.
- Я был рядом с ними, когда они плакали от шока и боли. Я был с ними, когда они искали хотя бы мизерный шанс на победу. Я был с ними, когда они приняли это жестокое и бесчеловечное по отношению к самим себе решение. Я был единственным, кто тогда протянул им руку помощи. Вы же не желали понимать, что с ними что-то происходит. Поэтому нам троим пришлось взрослеть слишком быстро.
- Вольфрам, ты…
- Мы рассмотрели все возможные варианты развития событий, - прервал гневный возглас Гвенделя Мао. – При всех раскладах получалось, что без моей силы нам не обойтись. Но и в тоже время как Король – я оказался самым слабым и неустойчивым звеном. Из-за моей неопытности, наивности, неумения править у нас не оставалось шанса на победу.
Лица присутствующих, переживших уже которое по счету за день потрясение, озарились болью и пониманием. Только Вольфрам был спокоен и печален. Он все это уже пережил вместе с ними.
- Я уже не помню кому из нас пришла в голову эта бредовая в своей абсурдности идея… - продолжил рассказ Мурата. – Но в итоге я нашел способ, как можно прожить на Земле несколько лет, чтобы при этом в Нью-Маккоку прошло всего несколько недель. И тогда мы обратились за помощью к Мао Земли. Единственному мадзоку, способному сделать из Юури настоящего Короля.
- А потом был Ад, - спокойно и безразлично, словно говорил о погоде, а не о собственной жизни, проговорил Мао. – Потому что путь рассчитанный на 10-12 лет необходимо было вместить в три года. Это была ломка. Не только физическая, но и эмоциональная. Боль, ярость, обида, гнев, отчаяние. И, наконец, полное безразличие того, что будет в следующее мгновение с тобой, твоим телом и душой. Сплошная пустота внутри. И от превращения в пустую оболочку, бездушную машину спасает лишь память. Память, которую у тебя так и не смогли отобрать. Память о цели, к которой нужно идти. И ты поднимаешься вновь и вновь и идешь вперед, не оглядываясь и оставляя позади осколки своего прошлого «Я» и прошлой жизни, которую не вернуть. Не потому, что не сможешь. Нет. На это твоих сил еще хватит. Просто уже не захочешь. Сам своими руками разрушишь все, что было тебе дорого и откажешься ото всех, кого когда-то любил. Потому что все, что было в прошлом, уже не имеет значения.
Физическая боль уже давно стала такой знакомой и родной. И ты радуешься ей. Потому что эта боль ничто по сравнению с умирающей душой. Ты сам с радостью отдаешь себя в руки своих мучителей. И какая разница, кто прикасается к твоему телу. Это ведь всего лишь оболочка. А жизнь – мимолетная иллюзия. Уже все равно сколько крови на твоих руках и сколько раз твой меч обрывал чью-то жизнь. Тебе безразлично, что тебя называют убийцей и диким зверем. Ты ведь сам согласился стать таким. И когда в твоей душе уже ничего не осталось. Когда даже собственная душа начала таять. Где-то глубоко внутри зарождается маленький огонек. И ты снова способен чувствовать тепло того, кто согласился пройти этот путь вместе с тобой. И вы вместе шаг за шагом начинаете возвращаться. Вы уже иные, но все же те же. А вот мир вокруг вас изменился. Изменился навсегда. Он такой простой. В нем ты можешь все. Это ощущение уютным клубком сворачивается где-то в глубине новорожденной души. А ты видишь только его глаза. Того, кто разделил с тобой эту судьбу. И понимаешь, что таким мир видите только вы двое. И те, кто прошел этот путь до вас. Но это уже безразлично, потому что ты больше не один. И та жизнь, что вам предстоит прожить, не сможет больше причинить боль.
А янтарные глаза твоего мучителя смотрят на тебя с теплом, сочувствием и гордостью. Смотрят как на Короля. Как на равного. И только видя в глубине его глаз отражение собственной боли, ты понимаешь, чего ему стоило провести тебя этим путем. И ты медленно словно во сне опускаешься на колени и склоняешь голову, просто не зная как можно еще выразить ему свою благодарность, уважение и любовь. И поднимаешься вновь, чтобы больше уже не склониться ни перед кем. Потому что выше тебя уже больше никого не будет. Никогда.

Юури немного склонил голову и потерся щекой о лежащую на его плече руку Мураты. Это стало таким естественным прикасаться к нему. В любое время, в любом месте. Один путь на двоих. Их счастье или все-таки проклятье? И сможет ли кто-нибудь понять их так, как они понимают друг друга. Без слов, без осуждения, до самых потаенных глубин души?..

Молчание затягивалось. Слишком шокирующим и невероятным был рассказ их Короля. У них в головах не укладывалось, что их юный наивный Юури способен был принять такое решение и пройти весь этот жестокий путь. Но нельзя было лгать себе. Напротив них сидел Король. Усталый, печальный, непривычно взрослый и серьезный. Но именно Король. Теперь это почувствовали все. Эту скрытую в нем до этих пор силу. Силу повелевать.
Мао поднял на них глаза. Понимающая улыбка осветила его черты.
- Думаю вам необходимо обдумать все услышанное здесь. Поэтому можете быть свободны. Жду вас завтра здесь в десять утра. Нам необходимо выработать план действий.
Эти слова были сказаны простым обычным совершенно обыденным тоном. Но где-то в глубине отчетливо слышался недвусмысленный приказ оставить его одного. Лорды и леди переглянулись между собой, поклонились и покинули кабинет своего Короля. К приказам, сказанным таким тоном им тоже придется привыкать. Теперь им ко многому придется привыкать.
Юури устало посмотрел на закрывшуюся за его лордами дверь, поднялся с кресла и нежно и очень осторожно обнял Мурату. И, когда отказа от него не последовало, прижался к нему всем телом и зарылся лицом в жесткие волосы. Кен тихо вздохнул и опустил голову на плечо Юури. Так они простояли долгое время, согревая друг друга своим теплом. Пока, наконец, Мао не разомкнул объятья и тихонько не спросил:
- Ты останешься сегодня со мной или уедешь во Дворец Истинного Короля?
Мурата улыбнулся и так же тихо ответил:
- Конечно останусь. У нас ведь еще нескоро будет возможность побыть только вдвоем.
И первым потянулся к губам своего Короля. Друга. И так редко возлюбленного.


Действие второе. Время перемен.

Замку Клятвы на Крови уже больше 4 тысяч лет. Это в Нью-Макокку знает даже ребенок. Но мало кто в действительности ощущал его древность. Конрад Веллер, сын Мао, блестящий мечник и мечта многих женщин и, что скрывать, мужчин тоже, чувствовал это слишком хорошо. Все началось, когда он вернулся в Замок после Рутенбергской битвы, всего на мгновение разминувшись на узкой дороге со смертью. Вернулся, чтобы узнать, что та, которой принадлежала большая часть его души, пожертвовала собой, спасая других. И вот тогда по ночам мечась в агонии кошмаров, кусая зубами подушку, чтобы не перебудить весь Замок безумными криками боли, страха и отчаянья, он впервые почувствовал удушающую древность этих стен, их безграничную память, тоску и боль, пронесенные через тысячелетия.
С тех самых пор в Замке Конрад не чувствовал себя в безопасности. Да и заставлял себя жить в нем ради матери и братьев. И в ожидании того момента, когда новый Мао вырастет и наконец-то придет в Нью-Маккоку, старался как можно чаще отлучаться по заданиям Гвенделя. Потому что лишь засыпая под таким знакомым с детства бескрайним куполом неба, он ощущал покой и умиротворение. И только улыбка Юури, осветившая стены древнего Замка, снова дала почувствовать, что он дома.
Но вот сейчас, идя по просторным коридорам к покоям своего Мао, Веллер снова чувствовал давление этих стен. Потому что как только за ним вчера захлопнулись двери рабочего кабинета Юури, он четко ощутил, что что-то необратимо изменилось. Да, его крестник сильно изменился, повзрослел, стал серьезнее. Но почему все удивленные и обрадованные такими переменами так и не заметили самого главного? Неужели так сложно за уверенным взглядом антрацитовых глаз разглядеть изломанную и уставшую душу?
Мир, только приобретший устойчивость, снова пошатнулся.
Стражи, несущие караул у покоев Мао, приветствовали его по стойке «смирно». Но не успел Конраду толкнуть створку двери, как один из них сообщил.
- Его Величество с Его Высочеством встали еще до рассвета.
Веллер за мгновение замер. Само построение фразы и легкое смущение в голосе заставили Конрада усомниться в собственном рассудке. Другая мысль о том, что Юури так рано не встает, затерялась где-то на задворках сознания. Поблагодарив ребят за службу, капитан отправился на поиски своего Мао.
Юури нашелся на одной из тренировочных площадок Замка. Под восхищенным взглядом Греты он упражнялся со своими мечами. Кожа его блестела от пота, влажные волосы облепили лоб и шею, глаза закрыты, а на губах легкая почти мечтательная улыбка. Тело, внешне кажущееся расслабленным, с филигранной точностью повторяло один и тот же канон движений. О мастерстве мечника можно было судить не только по размеренному дыханию, но и по следам ног, оставленных на земле. Их было ровно два – аккуратных, четко очерченных. Юури ни разу не сбился с заданного темпа.
Движения Мао то замедлялись, то становились едва видны глазу. Вихрь стальных лезвий был прекрасен. Конрад затаил дыхание, не желая невольно нарушить красоту момента. Но вот его Мао, взорвавшись последним каскадом ударов, замер на несколько мгновений, потом вложил мечи в ножны и поклонился невидимому сопернику. Открыл глаза и со смехом подхватил на руки подбежавшую к нему дочь.
- Грета, я же весь мокрый, - прижимая к себе девочку, попытался укоризненно покачать головой Юури. Но счастливая улыбка, так и норовившая появиться на лице, портила всю картину.
- Ну и что? - крепко обнимая его за шею, ответила девочка, и, чмокнув того в щечку, сказала.
- Это было так красиво, Юури!
- Рад, что тебе понравилось, - пробормотал Мао, зарывшись лицом в ее волосы, и чуть позже с тоской прошептал. – Как же я скучал по тебе все это время Грета!
- Я тоже, - прошептала в ответ она, положив голову на плечо Юури.
- Что грустишь? – через некоторое время поинтересовался Шибуя. – Я ведь здесь, не так ли?
Грета подняла на него грустные глаза.
- Вольфрам ведь больше не придет, да?
- С чего ты взяла? – недоуменно спросил Юури.
- Ну вы же разорвали помолвку, а значит больше не любите друг друга? – в голосе девочки послышались слезы.
Такая интерпретация их с Вольфрамом отношений позабавила Мао. Пытаясь сдержать рвущийся наружу веселый смех, Юури поставил Грету на землю и опустился перед ней на колени. Заглянул в глаза своему персональному чуду и как можно серьезнее ответил.
- Мы с Вольфрамом любим друг друга, и именно поэтому разорвали помолвку. Мы с ним решили не расстаться, а остаться вместе навсегда. – Юури не выдержал и широко улыбнулся. – Потому что братья всегда вместе, как бы далеко не раскидала их жизнь.
- Правда? – в глазах девочки снова появилась надежда.
- Правда, - раздался рядом недовольный голос фон Бильфельда. – И, вообще, я говорил тебе тоже самое.
Грета смущенно покраснела.
- Не смущай нашу дочь, - с напускной строгостью проговорил Юури.
- Не буду, - беря на руки их общую дочь, клятвенно пообещал Вольфрам. – Вообще-то, я пришел сказать, что совещание начнется через час.
Невольно взглянув на уже довольно высоко поднявшееся солнце, Мао согласно кивнул. Поцеловал Грету, пообещав увидеться с ней в обед, и направился в свои покои переодеться.
- Доброе утро, Конрад, - поприветствовал Юури, деликатно скрывшегося на колонной крестного. – Вроде бы обычно за мной присматривает Йозак?
- Доброе утро, Юури, - улыбнулся Конрад. – Сегодня за тобой присматриваю я. Ты против?
- Нет, - совсем по-взрослому улыбнулся Шибуя. – С тобой мне спокойнее.
Черные глаза, совсем как раньше, окутали Веллера теплом и нежностью.
- Юури.., - у Конрада от облегчения перехватило дыхание.
- Не начинай беспокоиться раньше времени, крестный, - попросил Юури, легким движением убирая со лба Конрада челку. – Все будет в порядке. Так или иначе. Я обещаю.
Капитан позволил себе ненадолго продлить это прикосновение. Накрыл руку юного мадзоку своей и прижал к щеке. На несколько секунд прикрыл глаза. Ему ведь так давно хотелось прикоснуться к Юури. Просто взъерошить волосы, разгладить складку между бровей, когда мальчик о чем-то сосредоточенно думал, успокаивающе положить руку на плечо. Но не позволял этикет и постоянно находящийся рядом Вольфрам, устраивающий истерики по любому поводу. Он просто не хотел доставлять своему Королю еще больше проблем.
Прикосновение принесло умиротворение. Так было только с Джулией. Только ее присутствие могло успокоить его. Ее слова – вылечить любую рану. Улыбка – дать надежду. Сейчас так хорошо, что можно представить, что она снова рядом. Драгоценная Джулия…
- Я не могу не беспокоиться, - возвращаясь к реальности, чуть нахмурился Веллер, чувствуя удушающую вину от собственных мыслей. Джулии больше нет. Не стоит мечтать о несбыточном. Юури – это Юури. Быть может это и к лучшему.
- Знаю, - печально улыбнулся Юури и, открыв дверь в свои покои, едва слышно произнес. – Я должен попросить у тебя прощение, Конрад.
- За что? – Шибуя не понял, чего в голосе Веллера было больше – изумления или подозрительности. Раньше он бы услышал только изумление. Не стоило забывать, что Конрад – принц, и воспитание у него соответственное.
- За то, что очень скоро я причиню тебе много боли, крестный…
- Ты не способен причинять боль, Юури! – Мао невольно покачал головой. «Нельзя так безоглядно верить в меня, Конрад. Это слишком больно…»
- Способен, Конрад. Особенно тебе. – Юури через силу посмотрел в глаза мадзоку. На душе было тяжело. – И уберечь тебя от этого я не смогу. Прости.
Войдя в спальню, Шибуя аккуратно прикрыл за собой дверь и обессилено прислонился к ней. Руки ощутимо дрожали и отнюдь не от тяжести мечей. А от того почти мимолетного прикосновения кожи к коже. Юный мадзоку обреченно усмехнулся. Глупо было рассчитывать, что за три года что-то измениться. Хотя странно, что после обучения у него остались еще какие-то иллюзии. Мурата как всегда прав. Он все еще слишком наивен и, не смотря ни на что, добр.

- Доброе утро, - войдя в свой кабинет, Мао легким кивком поприветствовал своих подданных. Влажные волосы были собраны в хвост, полностью открывая лицо. Серый камзол сменил собой привычную черную школьную форму. Расстегнутая на две верхние пуговицы белоснежная рубашка не скрывала отметин от поцелуев на шее и груди. Увидев таким своего Короля, Конрад не смог вымолвить ни слова. Да и остальные тоже ошеломленно замолчали. Юури было интересно, что же поразило их больше – его новый облик или следы бурно проведенной ночи. И склонялся больше ко второму варианту. Легкая в чем-то даже порочная улыбка была ответом лордам и леди на такую реакция. «Мурата плохо на меня влияет», - весело подумал Юури. «Мне ни капельки не стыдно, а, наоборот, похоже я слишком доволен. Давно хотел вывести всех из равновесия!»
Взгляд полный иронии поочередно останавливался на каждом из присутствующих, пока не встретился со спокойными сиреневыми глазами Гюнтера, в которых светилось любопытство, понимание и одобрением таких действий. Хоть один из его советников не ханжа. Искорки смеха на мгновение вспыхнули в черных глазах и скрылись за ресницами. Фон Крист довольно улыбнулся незнакомой Юури улыбкой. Холодной, оценивающей, беспощадной и немного лукавой. Теперь Шибуя не сомневался в том, что этот мадзоку способен легко лавировать в переплетении политических интриг. С ним будет интересно играть в паре.
Заметив на лице супруга уже лет двадцать не виденную хищную улыбку прирожденного интригана, Гвендель насторожился. Но окончательно выбила из колеи и даже в чем-то напугала обычно бесстрашного мадзоку, точно такая же улыбка на губах Мао и жадный интерес в его глазах. «Если эти двое объединятся», - неожиданно ясно понял Главнокомандующий, - «я ничего не смогу им противопоставить. Истинный, кем же теперь стал Юури, что Гюнтер счел его достойным показать настоящего себя?» В свое время фон Вальде понадобилось немало времени, чтобы заслужить уважение этого обманчиво хрупкого и ветреного мужчины.
- Мой вам совет, - голос Мао был обманчиво мягким, - если не хотите в ближайшее время сойти с ума от перемен, то разучитесь удивляться.
- Не поможет! – дерзко усмехнулся Вольфрам и подколол друга. – Как спалось, хейка?
- А я и не спал, - поддразнил в ответ Юури, давая присутствующим простор для фантазии, и, посерьезнев, сказал. – Ладно, шутки в сторону.
Мао уселся за стол и обвел всех пристальным взглядом.
- Ближайшие пять лет будут для нас тяжелыми, - тихо начал он. – Хорошо, что у нас есть как минимум год для подготовки.
Гвендель, на тебе армия. Необходимо назначить учения, но так чтобы никто ни о чем не заподозрил. Можно приурочить это к какой-нибудь знаменательной дате. Мурата обещал что-нибудь для нас подобрать.
- Да, хейка! – такому тону нельзя сопротивляться.
- Вольфрам, - обратился к бывшему жениху Шибуя. – сможешь обуздать Валторану? Он слишком проницателен и решителен. Мне не нужны незапланированные кризисы.
- Сделаю, - решительно кивнул тот и слегка улыбнулся. – Рад, что отсылаешь меня на море. Я по нему скучаю.
- Но твоя болезнь? – одновременно воскликнули Шерри и Конрад.
Фон Бильфельд счастливо улыбнулся.
- Юури еще два года назад вылечил меня. Так что все хорошо.
- В случае непредвиденных ситуаций у тебя есть право отстранить дядю от командования, - пристально глядя ему в глаза произнес Юури. - Делай, что хочешь, но верни мне флот целым и по возможности невредимым. Мурата признал, что в стратегии морских сражений ты уже превзошел его. Поэтому у тебя нет права на ошибку. Ты понимаешь это?
-Да, мой Мао! – фон Бильфельд склонил голову в поклоне.
- Хорошо, - удовлетворенно кивнул Шибуя и обратился к внимательно наблюдающему за ним советником. – Гюнтер, на тебе Академия и задание предоставить мне досье на всех аристократов и влиятельных людей Нью-Маккоку с подробным описанием их слабостей и тайн. Я должен знать кто и из-за чего может меня предать. Решать еще и внутренние проблемы во время войны не будет ни времени, ни возможностей.
- Дальновидно, Ваше Величество, - удовлетворенно согласился Гюнтер. – Я все сделаю.
- Шерри-сан, позаботьтесь о Замке, - уже более мягко попросил бывшую Мао Юури. - У вас в прошлый раз очень хорошо получилось.
- Конечно, Ваше Величество, - улыбнулась Сесилия, бросив на короля заинтересованный взгляд из-под ресниц. – Здесь все будет в порядке.
- Аниссина, - Мао не сдержал веселой улыбки. – Думаю мне даже просить не надо?
- Мои устройства к вашим услугам, хейка! – С готовностью ответила самая опасная и непредсказуемая леди Нью-Маккоку. – Вот только мне нужны помощники.
Взгляд малиновых глаз не оставлял сомнений кого именно она имела в виду. Гвендель невольно вздрогнул, а Гюнтер попытался замаскировать смех кашлем.
- Ну если тебе удастся выловить моих советников между заданиями, - давая хоть призрачный шанс лордам скрыться от участи подопытных кроликов, ответил Мао. – Если у меня будет свободное время, я помогу тебе.
Боб-сан учил его никогда не закрывать разум от новых знаний. Потому что только с опытом приходит осознание правильности или неправильности своих действий.
- Буду весьма благодарна, - поблагодарила леди. Шибуя внутренне усмехнулся, заметив как алчно блеснули ее глаза. Действительно, когда еще будет шанс поиздеваться над Мао, да еще и с его согласия.
- Конрад, - Юури на несколько мгновений замялся, раздумывая о правильности своего решения. Его чувства к крестному совершенно не поддавались контролю. Шибуя не был уверен, что сможет сдержать себя, если Веллер будет при нем неотлучно. Рисковать не хотелось.
Пальцы нервно барабанили по столу, с головой выдавая его дилемму, и успокоено замерли.
- Поможешь Гвенделю с армией, - прямо и без сомнений смотря ему в глаза, приказал Мао. – А через несколько месяцев будешь сопровождать меня на встречу с Сарой.
- Это опасно, - задумчиво произнес фон Вальде, прикидывая степень риска.
- Не больше обычного, - возразил Юури. – Насколько я знаю Сару, он согласится на встречу на нейтральной территории и возьмет с собой только Бериаса. Так что Конрада мне будет достаточно.
- Эти переговоры, - решительно продолжил он, - не должны стать достоянием гласности. Явные теплые отношения между Нью-Маккоку и Великим Шимароном только осложнят нам задачу. Так что предпочту договариваться таким образом.
- Сарареги-хейка очень опасный противник, - мечтательно протянул Гюнтер. – Уверены, что справитесь один, хейка?
- Конечно, Сара опасен, - в глазах Юури проступило какое-то мучительное удовольствие. – Мне доставит большое удовольствие сыграть с ним.
- Мне кажется, - сиреневые и черный взгляды встретились, - или вы жаждете этой встречи не только по профессиональным причинам?
- Браво, Гюнтер! – Мао несколько раз хлопнул в ладоши. – Ты почти правильно догадался. А задавал ли ты себе вопрос, почему мы с Вольфрамом расторгли помолвку?
- Еще бы ему не задаваться этим вопросом! – хмыкнул Вольфрам. – Мы всех просто ошарашили этим решением.
- Задавался, естественно, - усмехнулся фон Крист.
- Не скажу, что у нас с Вольфрамом «великая» любовь, - тепло улыбнулся Юури другу, усмехнувшемуся на эту фазу, - но мы достаточно дороги друг другу. И если бы не сложившаяся ситуация, то наша свадьба была бы уже делом решенным.
Часто появляющееся выражение удивление на лицах придворных начало приедаться.
- А сейчас, - задумчиво протянул Юури, - при благоприятном стечении обстоятельств я сделаю Сару своим и запру в Замке. Здесь защитить его мне будет намного проще.
- И что вас всех так удивляет? – не выдержал и возмутился Мао. – Династический брак между Нью-Маккоку и Великим Шимароном навечно закрепит мирные отношения между мадзоку и людьми. Полукровкам жить станет легче, а я предпочту иметь на своей стороне такого интригана как Сара, чем играть против него. Риск, конечно, дело благородное, но мне нервы дороже.
Затянувшееся молчание нарушил Веллер.
- А ты согласен на брак без любви? - сдавленно выдавил он, круглыми глазами глядя на Юури
Мао посмотрел на него печально, серьезно и совсем по-взрослому.
- Любовь для Короля - непозволительная роскошь, - как прописную истину привычно произнес Шибуя. – Так же как честь, благородство и совесть тоже ему не доступны. Король – это орудие и заложник власти. Если не посчастливилось родиться королем, будь готов к жизни полной горечи и потерь. Потому что власть – это работа - трудная, нудная и неблагодарная. Король по сути своей – необходимая жертва, возложенная на алтарь процветания страны.
- Этот урок Боб-сан преподал мне самым первым, - грустно усмехнулся Юури, невольно вспоминая острую раздирающую боль в сердце, когда он в полной мере понял эту истину. – Я сделаю все необходимое, чтобы и через тысячелетия Нью-Маккоку существовал и процветал.
- На сегодня все, - прервал поток воспоминаний Мао. – Жду вас в любое время дня и ночи с конструктивными предложениями. Гвендаль, останься, - обратился к первому советнику Шибуя. – Тебе предстоит ввести меня в курс дел страны. Меня хорошо учили разбираться в делах, но Земля и Нью-Маккоку слишком различаются, чтобы я самостоятельно быстро во всем разобрался.

Глава третья. Истинный Король и Великий Мудрец – а все ли так просто?

URL записи